Новый коронавирус SARS-CoV-2 против мировой Фармы: кто победит и чем пытаются лечить сейчас

Раскрытие генома нового коронавируса SARS-CoV-2 (ранее носил условное обозначение 2019-nCoV) дало мощный толчок фармацевтической и биотехнологической отраслям в их попытках разработать лекарственные препараты и вакцинные продукты против этого инфекционного заболевания. Помимо шансов на сдерживание эпидемии вируса, есть амбициозные планы относительно его полного искоренения, у фармотрасли появилась реальная возможность проверить на практике, насколько ее богатейший и разнообразнейший научно-технологический арсенал готов к быстрому реагированию на вспышки новых, быстрораспространяющихся инфекций. Об этом пишет apteka.ua
На подходе новая вызревающая сейчас в Китае пандемия свиного гриппа, которая строится на базе принципиально новой антигенной платформы, с которой человечество еще не сталкивалось, в отличие от платформы пандемии 2008 г., с которой люди уже частично были знакомы. Объединение второго пика мутировавшего SARS-CoV-2 и нового свиного гриппа может стать еще более серьезным вызовом человечеству в предстоящий осенне-зимний период.
Пока ученые спешат найти подходящее новое специфическое лекарство или вакцину для борьбы с COVID-19, врачи по всему миру пробуют различные методы лечения и даже используют старые лекарственные средства для борьбы с распространением SARS-CoV-2. Ученые всего мира сосредоточили свое внимание на изучении COVID-19 — его геноме и 27 протеинах, из которых он состоит, чтобы найти эффективные способы лечения, пишет «The Economist». Локальные системы здравоохранения в каждой стране дали указание медперсоналу больниц и поликлиник подготовиться к возможному использованию лекарств против COVID-19, которые еще не были зарегистрированы в качестве лекарственных средств против именно этой болезни. 
В настоящее время не существует признанного и одобренного метода лечения коронавирусной инфекции, поскольку всего несколько месяцев назад это заболевание никому не было известно. Тем не менее инфицированные коронавирусом люди могут обратиться за медицинской помощью для уменьшения выраженности симптомов.
Лечение больных коронавирусной инфекцией в состоянии средней тяжести или в тяжелом состоянии должно проводиться в стационаре согласно указаниям врача-инфекциониста, в соответствии с клиническим состоянием пациента. На данный момент для больных в легком состоянии никакого лечения этого заболевания не разработано и проводится только симптоматическая терапия в домашних условиях.
Исследователи со всего мира составили список препаратов и соединений, которые создавались против других заболеваний, но могут помочь при COVID-19. 
Основной принцип временного подхода к лечениюиспользовать не по назначению, прописанному в инструкции.
Данные о клинической эффективности и безопасности препаратов для лечения пациентов с COVID-19 меняются буквально день ото дня, при этом все меньше работают принципы доказательной медицины. А все большее значение приобретает частный клинический опыт отдельных лечебных учреждений. Это то, от чего всегда бежали врачи западной страховой медицины, говоря о том, что нельзя лечить исходя из частного опыта, но эпидемия вернула их на этот эмпирический путь.
У нас полное фиаско с этиотропной терапией пациентов с коронавирусной инфекцией. Европейские врачи отмечают, что пока не существует вообще никакой этиотропной терапии этого заболевания, и часто специалисты вынуждены назначать противовирусное лечение в том числе в тех случаях, когда его назначать не надо, иначе страховая компания просто выпишет штраф больнице за то, что такой препарат не был применен.Так, в очередной раз пересмотрено отношение к глюкокортикостероидам (ГКС). Согласно данным, полученным исследовательской группой RECOVERY в Великобритании, дексаметазон примерно на треть снижает риск смерти у тяжело больных коронавирусной инфекцией, находящихся на искусственной вентиляции легких (ИВЛ).ВОЗ не рекомендовала назначать ГКС при коронавирусной инфекции по аналогии с другими инфекционными заболеваниями. В любых рекомендациях назначение ГКС либо противопоказано, либо не рекомендуется, либо рекомендуется с осторожностью, но врачи всего мира их стали назначать. Конечно же, есть исключения, например, для больных с бронхиальной астмой. Ведь риск заражения COVID-19 значительно менее опасен, чем отсутствие патогенетического лечения у пациента с жизнеугрожающим состоянием.

И вот теперь, благодаря RECOVERY, удалось доказать, что ГКС не противопоказаны при тяжело протекающей коронавирусной болезни, сопровождающейся выраженными иммунопатологическими процессами. Парадокс: у нас инфекционное заболевание, а все лечение, которое реально помогает, направлено на то, что мы глушим иммунитет.

Аналогичным образом в клинические рекомендации по лечению коронавируса вошел иммунодепрессант тофацитиниб: на свой страх и риск его начали назначать специалисты ревматологического профиля, в результате чего была выявлена его эффективность у коронавирусных больных. В процессе обмена опытом между лечебными учреждениями данная практика вошла в рекомендации по лечению.

Лечение инфекции, вызванной новым коронавирусом SARS-CoV-2. 

Возможные лекарственные средства против нового коронавируса SARS-CoV-2

В настоящее время еще не существует проверенных эффективных вакцин против COVID-19, готовых для широкого профилактического применения, или терапевтических средств против коронавирусной инфекции. Текущие мероприятия включают меры по санитарной профилактике и контролю инфекций, а также поддерживающий уход, включая дополнительную кислородную и механическую вентиляционную поддержку. Развивающиеся сейчас исследования и клинические данные, касающиеся вируса SARS-CoV-2, предлагают потенциальный список повторно используемых лекарств с соответствующими фармакологическими свойствами и терапевтической эффективностью при лечении пациентов с COVID-19.

Лопинавир и ритонавир

Перспективной видится комбинация лопинавира и ритонавира, которая входит в состав некоторых схем высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ) ВИЧ-1.

Лопинавир — ингибитор протеазы (рrotease Inhibitor — PI), препятствующий синтезу вирусных белков и тем самым приводящий к формированию незрелого и неспособного к инфицированию вируса. Ритонавир также относится к классу PI, но самостоятельно не используется, находя применение в качестве бустера других PI: он ингибирует цитохром P450 3A4 (CYP 3A4) — печеночный фермент, который метаболизирует ксенобиотики, то есть дезактивирует лекарственные препараты.

Так, назначение лопинавира и ритонавира вместе с рибавирином, индуцирующим гипермутации в механизме репликации РНК-вирусов, пациентам с инфекцией SARS-CoV способствовало более мягкому течению заболевания, равно как с точки зрения неблагоприятных клинических исходов (острый респираторный дистресс-синдром и смерть), так и с позиций случаев диареи, рецидива лихорадочного состояния и ухудшения результатов рентгенографии грудной клетки; продемонстрировано усиленное снижение вирусной нагрузки.

Потенциал лопинавира засвидетельствовала немецкая компания «Innophore», сосредоточившая деятельность на структурной энзимологии и обратившаяся к фактам «довольно успешного» излечения китайских больных предыдущим коронавирусом — SARS-CoV при помощи PI. Поскольку основная протеаза (Mpro), также известная как химотрипсинподобная протеаза (3CLpro), высоко консервативна у коронавирусов, а в случае SARS-CoV-2 на 96% гомологична таковой у SARS-CoV, против новой коронавирусной инфекции вполне можно применять препараты этого класса. «Innophore», осуществившая компьютерный скрининг генома SARS-CoV-2, идентифицировала его протеазу и определила, что наиболее подходящим ингибитором в данном случае является лопинавир.

В 3 китайских больницах применяли комбинацию лопинавира и ритонавира (дважды в сутки в дозе 400 и 100 мг соответственно) вместе с интраназальным интерфероном альфа-2b. Исходы терапии не всегда были однозначными, но отмечалось множество случаев полного излечения.

Следует понимать, что на данный момент категорически неясно, действительно ли PI безусловно эффективны при SARS-CoV-2. Не исключено, что биологически активного уровня лопинавира с ритонавиром далеко не во всех случаях окажется достаточно для сильного противовирусного действия в отношении коронавируса SARS-CoV-2. Суть в том, что почти все PI буквально полностью связываются с белками плазмы крови, оставляя лишь ничтожную долю для своей несвязанной формы, которая и оказывает терапевтический эффект. Высокая активность PI в случае ВИЧ объясняется тем, что вирус чрезвычайно чувствителен даже к незначительным их свободным концентрациям.

Еще китайские ученые выявили, что лопинавир и ритонавир не эффективны при лечении легкой или средней степени тяжести COVID-19. Прием препаратов не улучшает клиническую картину, более того, может вызывать побочные эффекты.

Поскольку лопинавир быстро расщепляется в организме человека его собственными протеазами, вместе с ним прописываются низкие дозы ритонавира, другого PI, продлевающего его действие. Препарат подавляет и протеазу других вирусов, в том числе коронавирусов.

Предварительные результаты исследований «Solidarity» свидетельствуют о том, что применение гидроксихлорохина и лопинавира/ритонавира приводят к незначительному снижению смертности среди госпитализированных пациентов с COVID-19 или вообще не снижают ее по сравнению со стандартным лечением.

Ритонавир/лопинавир + интерферон бета

Исследователи убедились, что использование интерферона-бета у пациентов с тяжелой формой COVID-19 рискованно. Если его давать на поздней стадии заболевания, это может вместо помощи привести к серьезному повреждению тканей и усугубить течение инфекции. Собственно говоря, назначение интерферонов на 3-й день от начала заболевания гриппом также не только не эффективно, но и продлевает период заболевания.

Интерфероны — ряд белков со сходными свойствами, выделяемыми клетками организма в ответ на вторжение вируса. Исследования исходного вируса SARS показали, что интерферонымогут быть полезным инструментом для остановки развития вируса, вероятно, лучше всего их использовать в сочетании с другими лекарственными средствами и с первого дня заболевания.

Главный врач Александровской больницы в Киеве Людмила Антоненко отметила, что комбинация лопинавира и ритонавира очень плохо переносится, возникает рвота, тошнота, и у 1 пациента были вынуждены отменить этот препарат из-за очень тяжелой побочной реакции.

Зарубежный опыт работы с новым коронавирусом показывает, что лечение госпитализированных пациентов с помощью комбинации нескольких противовирусных препаратов, включающей интерферон бета-1b, лопинавир/ритонавир и рибавирин, может быть более эффективным, чем лечение одним препаратом, и минимизировать риск резистентности к противовирусным препаратам.

Лечение тройной комбинацией эффективно подавляло вирусную нагрузку в течение 7 дней после начала терапии, что было значительно быстрее, чем в среднем 12 дней в контрольной группе, получавшей только лопинавир/ритонавир. В течение 14 дней лечения ученые из Гонконгского университета назначали 86 участникам 400 мг лопинавира и 100 мг ритонавира каждые 12 ч, 400 мг рибавирина каждые 12 ч и 3 дозы по 8 млн МЕ интерферона бета-1b через день. Контрольная группа состояла из 41 участника, которые принимали лопинавир 400 мг и ритонавир 100 мг каждые 12 ч.

Раннее лечение COVID-19 от легкой до умеренной степени тяжести с помощью тройной комбинации противовирусных препаратов может быстро снижать уровень вирусной нагрузки в организме пациента, уменьшать выраженность симптомов и снижать риск для работников здравоохранения за счет сокращения продолжительности выделения вируса и его количества (когда вирус выявляется и может передаваться).

Рибавирин

Оценить эффективность и безопасность рибавирина достаточно сложно. С одной стороны, это средство угнетает размножение подавляющего большинства вирусов, с другой — механизм действия рибавирина до конца не изучен. В конце января Министерство здравоохранения Китая рекомендовало использовать это противовирусное средство для лечения коронавируса.

До коронавирусной пандемии детям его назначали при респираторно-синцитиальной инфекции (редкая разновидность острой респираторной вирусной инфекции), которая вызывает тяжелое поражение легких. Препарат применяют при тяжелом гриппе, у детей с иммунодефицитом — при кори, а в сочетании с интерфероном рибавирином лечат вирусный гепатит С.

В то же время при назначении препарата взрослым необходимо учитывать его тератогенность (угрозу нарушения эмбрионального развития), поэтому рибавирин категорически противопоказан при беременности. Несмотря на то что средство угнетает размножение многих вирусов, оно очень токсично и вызывает множество побочных эффектов.

В ряде стран исключили рибавирин из списка рекомендованных лекарств для лечения COVID-19.

Нелфинавир

В комбинации с другими противовирусными препаратами нелфинавир используют для лечения ВИЧ. Исследование проводили японские ученые. Согласно полученным данным, препарат способен блокировать размножение SARS-CoV-2. Вирусологи исследовали 9 аналогичных средств и установили, что нелфинавир эффективен даже в невысоких дозах. Поэтому его рекомендуют включить в перечень потенциально эффективных препаратов для лечения COVID-19.

Камостат

Мезилат камостата, являясь ингибитором клеточной протеазы трансмембранной протеазы серина 2 (TMPRSS2), осуществляет ингибирование проникновения вируса в клетку. Он известен на рынке уже в течение 35 лет как средство для лечения панкреатита и некоторых видов рака, а также для терапии послеоперационного рефлюкс-эзофагита.

Ранее проведенные лабораторные тесты in vitro и тесты на животных в отношении SARS-CoV-1 показали, что он обладает противовирусными свойствами, и его можно безопасно вводить в достаточно высоких дозах, чтобы соответствовать эффективным концентрациям.

ASC09

На волне эпидемии нового коронавируса SARS-CoV-2 интересную идею подала китайская фармацевтическая компания, разработавшая ASC09 — экспериментальный PI. Поскольку лопинавир и ритонавир широко применяют в экспериментальной терапии коронавирусной инфекции, а также они включены в официальное руководство Национальной комиссии здравоохранения Китая, фармкомпания обратилась к местному регулятору с предложением незамедлительно разрешить применение ASC09 в борьбе с новой атипичной пневмонией.

ASC09 (TMC310911), успешно прошедший клинические исследования фазы IIa, позиционируют как самый лучший представитель PI для терапии ВИЧ-1. Изюминка ASC09 заключается в высокой устойчивости молекулы к мутациям ВИЧ: резистентность вируса к ингибиторам протеазы по-прежнему остается основополагающей причиной провала ВААРТ.

Так, противовирусная активность ASC09 не зависит от количества мутаций, определяющих невосприимчивость ВИЧ к существующим ингибиторам протеазы: группы пациентов с 3 и более обуславливающими резистентность мутациями либо менее чем 3 засвидетельствовали идентичное снижение вирусной нагрузки.

ASC09 ставит высокий генетический барьер к лекарственной устойчивости: как утверждается, ВИЧ должен приобрести не менее 7 мутаций, чтобы пациент перестал отвечать на терапию ASC09. Новая молекула успешно справляется с 72% клиническими изолятами ВИЧ, резистентными к дарунавиру — на сегодня наиболее эффективному PI.

Ремдесивир

Вспышка нового коронавируса SARS-CoV-2 привела к тому, что проявился интерес к ремдесивиру — экспериментальному противовирусному препарату, который вначале разрабатывался для терапии инфекций Эбола и Марбург, а затем его экспериментально применяли при заболеваниях, вызванных респираторно-синцитиальным вирусом, вирусом лихорадки Хунин, вирусом лихорадки Ласса, коронавирусом MERS-CoV.

Ремдесивир — нуклеозидный аналог, являющийся пролекарством и ингибирующий РНК-зависимую РНК-полимеразу (RdRp, РНК-репликаза). В результате отложенного прекращения роста РНК-цепи останавливается синтез новых РНК по матрице РНК, что делает невозможной репликацию вируса. Ремдесивир имитирует аденозинтрифосфат, конкурируя с ним.

Идея препарата родилась в ходе изучения смертоносного ближневосточного вируса MERS: ученые установили, что при копировании вирусных частиц ферменты могут вместо нужных азотистых оснований захватывать похожие по форме молекулы обманные детали — они прекрасно ложатся в основание модели, но сверху на них ничего поставить уже нельзя. Ремдесивир представляет собой как раз такую обманку для вируса: он снабжает инфицированные клетки «бессмысленными» молекулами нужной формы, которые энзимы-сборщики встраивают в новый вирус вместо нужных деталей.

Ремдесивир также действует на жизненно необходимый фермент РНК-репликазы вируса как гаечный ключ, который кидают в механизм: он останавливает размножение патогена и подавляет репликацию (процесс самовоспроизведения нуклеиновых кислот, генов и хромосом) его генома.

Исследования in vitro и in vivo на мышах показали, что антивирусная активность ремдесивира против MERS-CoV существенно превосходит таковую при применении комбинации лопинавира, ритонавира и интерферона бета.

Дополнительные исследования ремдесивира продемонстрировали его способность справляться с мутировавшими и проявляющими резистентность коронавирусами: достаточно повысить дозу препарата.

Врачи отмечают, что ремдесивир при правильном использовании может помочь сократить период восстановления с 15 дней до 4 коротких дней. Лабораторные исследования показали, что в прошлом препарат также помогал в борьбе с лихорадкой Эбола, которая принадлежит к тому же семейству вирусов, что и коронавирус.

Тем не менее, другие исследования продолжают демонстрировать преимущества ремдесивира, а именно то, что его применение привело к сокращению времени восстановления на 31% по сравнению с плацебо. В результате лекарство получило разрешение на неотложное использование (emergency use authorization — EUA) от Управления по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (Food and Drug Administration  FDA).

Впервые ремдесивир был использован в лечении COVID-19 в штате Вашингтон в январе 2020 г. Пациент был в критическом состоянии, но выжил. Конечно, применение лекарства для лечения (хотя и успешного) всего лишь 1 пациента не является доказательством его эффективности.

В среднем препарат сокращает продолжительность пребывания пациентов в стационаре с 15 дней до 11, а при правильном использовании может помочь сократить период восстановления с 15 дней до 4 коротких дней.

Издание «New England Journal of Medicine» также опубликовало результаты исследования, в ходе которого применение препарата улучшило состояние 68% пациентов. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ 28 апреля заявил в парламенте, что планирует разрешить использование ремдесивира для лечения COVID-19.

Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США выдало 2 мая разрешение на использование ремдесивира в экстренных случаях для лечения COVID-19.

Как отмечается, этот препарат будут назначать детям и взрослым в случае тяжелого течения коронавирусной болезни. Кроме этого, его будут применять при отсутствии других альтернативных методов лечения. Если окончательные результаты исследования не будут сильно расходиться с его промежуточными итогами, ремдесивир станет первым лекарством, успешно прошедшим клинические исследования для применения при COVID-19.

В США остановлены клинические исследования ремдесивира. Об этом объявил проводивший эксперимент американский Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний (National Institute of Allergy and Infectious Diseases — NIAID). Однако исследования прекращены не по причине их провала — а, по, мнению исследователей, как раз наоборот. Эксперимент свернули, не дождавшись окончательных убедительных результатов, чтобы не допустить лишних жертв среди пациентов из контрольной группы, принимавших плацебо.

Тем временем препарат, который США представили миру как лекарство № 1 от коронавируса, похоже, не оправдывает возложенных на него надежд. То есть клиническая эффективность ремдесивира по-прежнему никак не доказана. Есть данные о том, что препарат не работает. Так, в ведущем научном журнале «Lancet» опубликована статья группы китайских авторов, в которой рассмотрена эффективность ремдесивира в группах пациентов, госпитализированных с коронавирусной пневмонией в период с 6 февраля по 12 марта 2020 г.

В эксперименте приняли участие 237 пациентов (158 получали препарат, а 79 — плацебо). «В этом исследовании ремдесивир не был связан со статистически значимыми клиническими преимуществами», — отмечено в публикации. По результатам других исследований в Китае смертность в «группе ремдесивира» даже выше, чем в «группе плацебо». Также наблюдается большое количество побочных эффектов.

Тем не менее в начале мая экстренное разрешение на применение ремдесивира выдали в США, и уже через 2 мес, в начале июня, стало известно, что американские власти не без протекции Президента США Дональда Трампа скупили почти все запасы этого препарата. Таким образом, Соединенные Штаты лишили другие страны возможности приобрести его в ближайшие 3 мес, сообщила «The Guardian».

Галидесивир

Ближайшим аналогом ремдесивира, хотя с несколько иным механизмом действия, является галидесивир. Этот нуклеозидный аналог, ингибирующий РНК-репликазу, вызывает преждевременное прекращение роста РНК-цепи.

Галидесивир, характеризуясь широким спектром противовирусной активности, обеспечил улучшение выживаемости пациентов с вирусом Эбола, Зика, Марбург и желтой лихорадкой. In vitro галидесивир засвидетельствовал антивирусное действие против более чем 2 десятков РНК-вирусов из 9 различных семейств, включая филовирусы, тогавирусы, буньявирусы, аренавирусы, парамиксовирусы, коронавирусы и флавивирусы.

В разработке галидесивира очень заинтересованы правительственные структуры США, готовые расстаться с 78,6 млн дол., чтобы только компания-производитель не останавливала исследования.

Всего правительство США выделило 3 млрд дол. только непосредственно на разработку различных лекарств от COVID-19.

Фавипиравир

Китайские врачи одобрили для лечения COVID-19 противовирусный препарат фавипиравир. Он выпускается для лечения вирусов гриппа и в феврале китайская фармацевтическая компания получила одобрение в качестве экспериментального средства для лечения инфекций COVID-19 и разрешение на его продажу.

Обширные исследования, пропагандирующие использование фавипиравира, продолжаются в Японии, и еще одно начато в Индии.

Исследователи утверждают, что фавипиравир работает, предотвращая размножение вируса внутри органов, а также использовался для борьбы со смертельным вирусом гриппа в прошлом. Он вмешивается в работу неструктурного белка (белок, кодируемый вирусом и не являющийся частью вирусной частицы), который участвует в создании новой РНК. Фавипиравир был синтезирован именно для лечения инфекций, вызванных РНК-содержащими вирусами.

По словам Чжана Синьмина из китайского министерства науки и технологий, фавипиравир показал положительные результаты в клинических исследованиях в Ухане и Шэньчжэне. При этом он также отметил, что препарат обладает высоким уровнем безопасности и явно эффективен при лечении, быстро уменьшая выраженность симптомов лихорадки и воспаления.

Пациенты в Шэньчжэне, у которых был положительный результат на COVID-19 и которым давали препарат, получили отрицательный вирусный тест спустя 4 дня (медиана: половина показала отрицательный тест ранее и половина позже, чем через 4 дня).

Согласно новостным сообщениям, это было сопоставлено с отрицательным тестом примерно через 11 дней в качестве медианы для пациентов, не принимавших препарат. В том же исследовании состояние легких (как показано на рентгеновских снимках) улучшилось у 91% пациентов, принимавших фавипиравир, по сравнению с 62%, которые не принимали противовирусный препарат. Лекарственное средство также сокращало продолжительность лихорадки у пациентов со среднего значения в 4,2 дня до 2,5 дня.

Тем не менее, препарат кажется менее эффективным у больных с тяжелыми симптомами. «Мы дали фавипиравир 70–80 больным, но, похоже, он не работает так хорошо, когда вирус уже размножился», — сообщил источник из японского министерства здравоохранения газете «Mainichi Shimbun», сообщает «The Guardian».

Врачи используют один и тот же препарат в Японии для лечения пациентов с коронавирусом с легкими или умеренными симптомами, отмечает «The Guardian».

Фавипиравир более эффективен по сравнению с американским ремдесивиром, который также способен останавливать размножение вирусов. Фавипиравир быстрее уничтожает вирус в организме (до 4–5 дней по сравнению с 11 днями у ремдесивира), при его применении в 2 раза уменьшается доля летальных исходов и в 4 раза — серьезных нежелательных реакций, чем при использовании ремдесивира.

Фавипиравир доступен в твердой лекарственной форме (таблетки) и это дает ему некоторые преимущества перед ремдесивиром, поскольку последний на сегодня доступен только в форме внутривенных инфузий.

Хлорохин и гидроксихлорохин

Препаратами на основе хлорохина врачи уже больше 70 лет лечат малярию и аутоиммунные заболевания (например системную красную волчанку). Во время вспышки SARS-CoV-2 китайские ученые установили, что это активное вещество эффективно и против нового коронавируса.

Главный механизм действия хлорохина/гидроксихлорохина при SARS-CoV-2: он использует так называемый шиповидный белок, прикрепляясь к рецептору на поверхности клеток человека. Исследования на клеточной культуре показали, что хлорохин обладает определенной активностью против SARS-CoV-2, но необходимые эффективные дозы, как правило, высокие и могут вызвать серьезную токсичность.

Также он вызывает предотвращение проникновения вируса в клетки, гликозилирование клеточных рецепторов и этапов после проникновения; дополнительные иммуномодулирующие эффекты, среди которых ингибирование высвобождения цитокинов и функций лизосом.

В ранних отчетах из Китая и Франции сообщалось, что пациенты с тяжелой симптоматикой COVID-19 быстрее шли на поправку, если получали лечение хлорохином или гидроксихлорохином. Некоторые врачи применяли гидроксихлорохин в комбинации с азитромицином и добивались позитивных результатов.

В лабораторных условиях была подтверждена способность гидроксихлорохина и хлорохина уничтожать вирус, вызывающий COVID-19 при помощи 2 механизмов результативного воздействия. Во-первых, они значительно затрудняют проникновение вируса в клетку и его размножение. Во-вторых, даже если вирус проникает в клетку, эти препараты уничтожают его до того, как он начинает размножаться.

В сравнении с хлорохином, гидроксихлорохин, вероятно, обладает меньшей цитотоксичностью и более выраженным противовирусным эффектом.

В небольших клинических исследованиях было показано, что комбинация азитромицина с гидроксихлорохином усиливает противовирусный эффект последнего. Азитромицин ранее никогда не использовался в лечении вирусных инфекций. Однако этот антибиотик действительно оказывает противовоспалительное действие и подавляет слишком бурный иммунный ответ на коронавирусную инфекцию. К тому же антибиотик предотвращает бактериальную суперинфекцию, когда коронавирус «открывает» ворота для пневмококка и других патогенных микробов.

Ученые до сих пор спорят, насколько обосновано применение гидроксихлорохина. Подчеркивается, что лечащие врачи назначают препараты, опираясь на клиническую картину, и в тесном взаимодействии с другими специалистами. Так, из рекомендаций следует, что перед назначением хлорохина и гидроксихлорохина необходимо внимательно изучить результаты электрокардиограммы пациента.

Директор Института молекулярной биологии (Institute of Molecular Biology and Biotechnology — IMBB) Национального института здоровья Университета Филиппин Эдсел Салвана (Edsel Salvana) предупредил об опасности самолечения антималярийным препаратом и даже ответил Д. Трампу в Twitter: «Пожалуйста, непринимайте гидроксихлорохин(плаквенил) сазитромицином для лечения COVID-19, пока ихнепропишет доктор. Оба лекарства воздействуют насердечный ритм(интервал Q−T) имогут привести каритмии ипреждевременной смерти, особенно если выпринимаете еще идругие препараты или увас есть болезни сердца».

Так, Франция отменила декрет, согласно которому, работающие в стационарах врачи могли назначать гидроксихлорохин пациентам, а итальянские и бельгийские регуляторы приостановили разрешение на использование препарата вне клинических исследований. Контрольные органы Бельгии подчеркнули, что в продолжающихся клинических исследованиях также будут оценены потенциальные риски применения препарата. Марсельский институт стал прописывать пациентам с COVID-19 гидроксихлорохин в комбинации с азитромицином.

В статье, опубликованной в «The Lancet», указано, что у пациентов, получавших гидроксихлорохин, отмечался повышенный риск смертельного исхода и нарушения ритма сердца. Европейские регуляторы заключили, что выявленные риски и недостаточные доказательства эффективности препарата не свидетельствуют в пользу его применения в широкой популяции больных коронавирусом.

 

Читайте также: Украинская история Плаквенила: быстрая и опасная

 

Ученые перестали заниматься исследованием препарата хлорохина против малярии, который считали потенциальным лекарственным средством в борьбе с COVID-19, после того, как он стал причиной смерти 20 человек. Как отмечается, хлорохин может вызвать аномальный сердечный ритм и повышенное сердцебиение.

Франция, Италия и Бельгия приняли меры для прекращения применения противомалярийного гидроксихлорохина для лечения пациентов с коронавирусной инфекцией. Решение об отказе от применения препарата было принято из-за проблем с безопасностью, пишет «Reuters».

У пациентов, которые начали принимать препарат, впоследствии диагностировали аритмию, а в целом смертность среди таких пациентов увеличилась до 28%. При этом среди людей, которые отказались принимать лекарство, смертность составила 11%.

Основываясь на этих последних отчетах, ВОЗ рекомендует применение хлорохина и гидроксихлорохина для лечения COVID-19 только в условиях стационара или как часть клинических исследований. Не так давно Национальный институт здоровья (National Institutes of Health), США, опубликовал решительное заявление против применения комбинации препаратов гидроксихлорохина и азитромицина или их раздельного использования.

Самым главным промоутером гидроксихлорохина можно считать президента США Д. Трампа, благодаря которому широкая аудитория узнала о существовании такого препарата. Тем самым он пролоббировал непроверенные препараты, которыми лечат малярию, в качестве лекарств от коронавируса. Президент США давил на представителей власти в медицинской сфере ради выпуска 2 антималярийных препаратов в качестве лекарств от коронавирусной болезни, хотя их пользу не подтвердил ни один эксперт. Американское общество реаниматологов (American Society of Anesthesiologist) заявило, что достаточных оснований рекомендовать хлорохин или гидроксихлорохин при лечении тяжелых больных COVID-19 нет.

Л. Антоненко отметила: «Гидроксихлорохин мы применяем при легких стадиях заболевания, средних и тяжелых. У нас нет такого личного впечатления, насколько этот препарат дает нам положительный результат. Пациенты, которые принимали и не принимали гидроксихлорохин выздоравливали абсолютно одинаково».

Осельтамивир, занамивир, перамивир и умифеновир

Ингибиторы нейраминидазы, такие как пероральный осельтамивир, ингаляционный занамивир и внутривенный перамивир повсеместно применяются в терапии и профилактике гриппа, демонстрируя, однако, разве что весьма умеренную результативность в лечении COVID-19.

С учетом того, что в свое время осельтамивир продемонстрировал некоторую активность в ходе эмпирической терапии инфекции MERS-CoV, его массово назначали в больницах Китая пациентам с диагнозом коронавирусной инфекции или подозрением на нее. Впрочем, подобная неспецифическая антивирусная терапия никак не отразилась выраженным улучшением клинических исходов и его не рекомендуют более для лечения и профилактики SARS-CoV-2.

Умифеновир ингибирует слияние вируса с клеточной мембраной и тем самым — репликацию вируса.

Меглюмина акридонацетат и оксодигидроакридинилацетат натрия пытаются применять в России для лечения COVID-19, эти препараты демонстрировали определенную эффективность в лечении различных вирусных заболеваний. Данные лекарственные средства являются индукторами интерферона.

Левилимаб и тоцилизумаб

Левилимаб представляет собой рекомбинантное человеческое моноклональное антитело к рецепторам интерлейкина-6 (ИЛ-6).

Левилимаб связывается как с растворимыми, так и мембранными рецепторами ИЛ-6 и блокирует их. Блокирование обеих форм рецепторов позволяет предотвратить развитие ИЛ-6-ассоциированного провоспалительного каскада, ИЛ-6 является ключевым цитокином в развитии массивного высвобождения цитокинов (цитокиновый шторм), а также в формировании острого респираторного дистресс-синдрома при тяжелых инфекционных заболеваниях, в том числе у пациентов с COVID-19. Первоначально левилимаб разрабатывался как средство для лечения ревматоидного артрита.

Ингибитор ИЛ- 6 тоцилизумаб, представляет собой схожее рекомбинантное гуманизированное моноклональное антитело к человеческому рецептору ИЛ-6 из подкласса иммуноглобулинов IgG1 с теми же показаниями к применению и также селективно связывается и подавляет как растворимые, так и мембранные рецепторы ИЛ-6 (sIL-6R и mIL-6R).

Специалисты лаборатории иммунологии Института генетической медицины Университета Хоккайдо утверждают, что средства — ингибиторы ИЛ-6 являются наиболее эффективными лекарствами для подавления цитокинового шторма, который наблюдается у пациентов с тяжелым течением COVID-19, снижают воспаление и подавляют реакцию иммунной системы, которая в случае тяжелого течения заболевания иногда может быть избыточной.

Эдаравон

Эдаравон является низкомолекулярным антиоксидантным средством, которое одобрено в Японии в качестве лекарственного средства для лечения острого ишемического инсульта и бокового амиотрофического склероза. Точный механизм действия препарата неизвестен, но отмечены также его противовоспалительные свойства благодаря подавлению каскада цитокинового шторма, что, как уже известно, играет большую роль в патогенезе тяжелых форм COVID-19.

Это связано с развитием цитокинового шторма, который является потенциально фатальным иммунным состоянием и характеризуется быстрым делением и гиперактивностью Т-клеток, макрофагов, натуральных киллеров и гиперпродукцией более чем 150 воспалительных цитокинов и хемокинов, которые высвобождаются иммунными или неиммунными клетками. Неконтролируемая продукция воспалительных цитокинов обусловливает острое повреждение легких и развитие острого респираторного дистресс-синдрома (ОРДС).

Повышенная легочная проницаемость играет значительную роль в развитии ОРДС. TNF-α + IL-1β повышают проницаемость микроциркуляторного русла легких. Одним из терапевтических подходов к лечению ОРДС в мире является использование молекулы эдаравона. В ряде проведенных исследований доказано ингибирующее действие эдаравона на проницаемость эндотелиоцитов микроциркуляторного русла легких, вызванную провоспалительными цитокинами.

В рекомендациях японских обществ по применению респираторной поддержки и интенсивной терапии указан эдаравон как препарат, который целесообразно применять для лечения пациентов с ОРДС в отделениях интенсивной терапии.

Ивермектин

Антипаразитарный препарат ивермектин обладает противовирусными свойствами и способен подавлять размножение SARS-CoV-2 в клеточных культурах до 48 ч, выяснили ученые из австралийского Университета Монаша (Monash University), Института Доэрти и Королевского госпиталя в Мельбурне (Melbourne Hospital Royal). Полученные выводы опубликованы в издании «Antiviral Research». По мнению исследователей, применение ивермектина поможет избежать тяжелых осложнений COVID-19, а также предотвратить распространение вируса.

В лабораторных условиях исследователи проанализировали действие ивермектина на инфицированные коронавирусом клетки, к которым они добавили лекарство спустя 2 ч после заражения. Оказалось, что благодаря 1 дозе препарата спустя 24 ч количество вирусной РНК уменьшается на 93%, а через 2 сут — более чем на 99% уже при концентрации ивермектина 5 мкМ, которая не токсична для культуры клеток.

Спустя 48 ч этот эффект увеличился до 5000-кратного уменьшения количества вирусной РНК в обработанных ивермектином клетках по сравнению с контрольными образцами. Это указывает на то, что применение этого препарата привело к потере практически всего вирусного материала. В связи с этим предложено начать клинические исследования по перепрофилированию препарата на лечение SARS-CoV-2. Лекарственное средство одобрено ВОЗ.

Ученые надеются, что их работа поможет начать исследования для применения лекарства в случаях заражения коронавирусом. По их мнению, ивермектин может помочь снизить вирусную нагрузку SARS-CoV-2, предотвратить развитие осложнений при заболевании и ограничить передачу инфекции от человека к человеку. Они считают, что применение этого препарата уже сейчас способно снизить вирусную нагрузку, избежать тяжелых осложнений при заболевании COVID-19 и предотвратить передачу инфекции.

Никлозамид и циклезонид

Корейские ученые проанализировали группу препаратов и из 48 лекарственных средств выделили 2, которые показали хорошую противовирусную активность против SARS-CoV-2. Это противогельминтное средство никлозамид и циклезонид — ингаляционный кортикостероид, используемый для лечения бронхиальной астмы и аллергического ринита. Последний обладает менее выраженной противовирусной активностью, чем никлозамид. Тем не менее, он также продемонстрировал многообещающие результаты против SARS-CoV-2, поскольку было установлено, что мишенью препарата является вирусный белок Nsp15. Циклезонид может проявлять эффективность в 2 направлениях в борьбе с COVID-19, оказывая противовирусное и противовоспалительное действие и это последнее свойство направлено на предотвращение цитокинового шторма.

Ловушки для вируса

Ученые из Калифорнийского университета в Сан-Диего (University of California, San Diego) представили весьма элегантный способ борьбы с коронавирусной инфекцией. Исследования находятся на очень ранней стадии разработки.

Вместо прямой атаки на патоген ученые изобрели наноспонжи (наностержни) для обмана SARS-CoV-2.

Мембрана наноспонжей покрыта теми же рецепторами, что и имитируемые клетки организма человека. В результате SARS-CoV-2 воспринимает их в качестве своей цели и соединяется с ними. Первые тесты показали, что, столкнувшись с наноспонжами, вирус теряет 93% своих свойств.

Команда ученых уже доказала безопасность метода для дыхательных путей и легких у мышей, однако еще только предстоит продемонстрировать эффективность данного метода на животных моделях.

Наноспонжи (наностержни) — это тип наночастиц, синтезированный углеродсодержащий полимер. У них пористая структура, поры имеют размер около 1-2 нм и поэтому могут быть нацелены на поглощение небольших количеств вещества или токсина. Наностержни часто используются в медицине в качестве целевых систем доставки лекарств, методов детоксикации или в средства контроля повреждений после травмы.

Так, наступает кульминация всего процесса лечения: вирус теряет свою единственную цель — способность к репликации и в результате становится неопасным. Дальше вирусные «отходы» могут выводиться из организма естественным образом.

«В отличие от лекарства или антител, которые воздействует на вирус очень специфичным образом, наноспонжи работают по-другому и могут быть использованы для лечения широкого спектра вирусных заболеваний», — прокомментировала соавтор исследования Анна Хонко.

По оценкам авторов, подход будет работать против любого нового коронавируса и других респираторных вирусов. Они также рассматривают возможности подавления цитокинового шторма с помощью модифицированных под эти цели наноспонжей. Другим важным преимуществом является способность наноспонжей работать даже при условии, что вирус мутировал.

«Я не думаю, что это же можно сказать про разрабатываемые в настоящий момент вакцины или лекарства», — добавил ученый Лянфан Чжан. Ежегодные мутации вируса потребуют новых исследований и нового состава вакцины, как это происходит, например, с вирусом гриппа. Команда ученых уже доказала безопасность метода для дыхательных путей и легких у мышей. Авторы надеются, что после всех этапов проверки безопасности они смогут в ближайшее время запустить клинические исследования.

Влияние на белковые шипы коронавируса

Ученые Университета Миннесоты (University of Minnesota) изучили структуру шипов коронавируса и выяснили, как вирус с их помощью прикрепляется к клеткам человека.

Согласно результатам нового исследования, опубликованным в «Nature», благодаря особой структуре белка он формирует специфические «шипы» на поверхности SARS-CoV-2. Этот механизм придает высокую степень заразности и быстрое распространение этого вируса.

Команда ученых использовала рентгенологическую кристаллографию и создала 3D-модель белка шипа и механизма его связывания с клетками человека. Это позволило им визуализировать, как мутации белка образуют разные складки и гребни, которые определяют, как вирус присоединяется к рецепторам в теле человека. Ученые пришли к выводу, что гребень нового коронавируса является более компактным, чем у его предшественника SARS, что обеспечивает более «плотное» соединение. И именно это может быть одной из причин, почему болезнь так стремительно поражает людей.

При инфицировании белковый шип на поверхности SARS-CoV-2 прикрепляется к белку-рецептору на поверхности клеток легких человека.

Исследователи надеются, что новое моделирование поможет разработать лекарства или вакцины против вируса. Воздействие на белковые шипы коронавируса специфическими моноклональными антителами или лекарственными средствами может помешать его распространению и инфицированию людей.

Соединения свинца 11a и 11b

Среди последних научных открытий, которые могут дать проблеск надежды в преодолении кризиса COVID-19 и преодолеть суматоху в отборе сколько-нибудь эффективных антиковидных лекарственных средств, группа китайских исследователей создала новый препарат-кандидат против SARS-CoV-2. Так называемая протеаза вируса, то есть тип фермента, без которого вирус не может выжить, была отправной точкой усилий ученых.

Вирус содержит генетическую информацию в РНК на продукцию ключевых белков, которые относятся к четырем основным классам, к: оболочке (Е) и мембране (М), которые выявляют вирус, белку spike (S), который формирует коронаподобные выступы и которые связываются с рецепторами клетки-хозяина и нуклеокапсид (N), который защищает генетическую информацию вируса.

Продукция этих вирусных белков происходит с помощью специализированного фермента, называемого протеазой. Этот фермент является отличной мишенью для лекарственного средства, поскольку он играет жизненно важную роль в жизненном цикле вируса, помогая ему размножаться. Другими словами, вирус не может жить без него.

Используя два соединения свинца, которые они назвали 11a и 11b, команде удалось ингибировать эту протеазу. Ученые установили, что оба соединения являются хорошими ингибиторами фермента, достигая 100 и 96% ингибирующей активности соответственно. Затем они провели мониторинг противовирусной активности и безопасности этих двух соединений и выявили, что эти вещества успешно борются с инфекцией, но 11а менее токсичен, поэтому ученые сосредоточились на этом единственном соединении.

Было также установлено, что не существует человеческого эквивалента вирусному ферменту, на который нацелено соединение 11а. И это, объясняют исследователи, сводит к минимуму вероятность серьезных побочных эффектов у людей при достаточно высокой терапевтической эффективности. Также это открытие дает подсказку другим исследователям, вовлеченным в поиск новых анти-COVID-19 лекарственных средств, что действовать нужно через блокаду главной протеазы вируса и, возможно, еще с целью надежности и избежания лекарственной устойчивости, действуя одновременно на другие ключевые механизмы жизнедеятельности вируса.

APN01

Австрийская биотехнологическая компания начала клинические исследования препарата APN01, который был разработан в начале 2000-х годов. Ученые установили, что белок ACE2, входящий в его состав, подавляет инфекции, вызванные вирусами группы SARS, а также помогает защитить легкие при дыхательной недостаточности.

Ученые из Университета Любека (Universität zu Lübeck), Германия, предположительно, смогли добиться крупного прорыва в борьбе с новым коронавирусом SARS-CoV-2, вызывающим атипичную пневмонию COVID-19. По данным газеты «Donaukurier», публикацию которой передает Deutsche Welle, группа исследователей во главе с профессором Рольфом Хильгенфельдом расшифровала кодключевого энзима, отвечающего за размножение SARS-CoV-2, и разработала ингалируемый ингибитор, эффективно действующий против главной протеазы SARS-CoV-2. Так называемая вирусная главная протеаза Mpro участвует в репликационном механизме коронавируса и, следовательно, отвечает за копирование генетического материала и размножение SARS-CoV-2. Сообщается, что ингибитор уже успешно исследован на мышах и клеточных культурах против родственных коронавирусов.

«Если нам удастся блокировать главную протеазу, то мы сможем предотвратить репликацию вируса. Но для создания препарата на базе ингибитора потребуется несколько лет», — заявил профессор Р. Хильгенфельд.

Отечественные разработки

Декасан

Декаметоксин (известный в Украине также как Декасан, производства фармацевтической компании «Юрия-Фарм») — это антисептический препарат с широким спектром действия в отношении самых различные видов бактерий, грибков, паразитов и вирусов. Используется как для антисептической обработки рук, инструментария, так и пораженных (внутренних и наружных) полостей организма, а также ингаляционного применения.

Хотя непосредственного тестирования на SARS-CоV-2 декаметоксин не проходил, однако исследователи Национальной медицинской академии последипломного образования им. П.Л. Шупика, и ДУ “Национальный институт фтизиатрии и пульмонологии им. Ф. Яновского» Национальной Академии медицинских наук Украины подтвердили его эффективность при использовании следующих  тест-вирусов: вирус гриппа человека А/Киев/2008/(H1N1) сезонный штамм, вирус гриппа человека А/Панама/2007/99 (H3N2) референтный штамм,  вирус везикулярного стоматита, штамм Индиана, респираторный аденовирус человека — простой РНК-геномный вирус, вирус полиомиелита 2-го типа, штамм Себи. Механизм действия декаметоксина связан с вирулицидным влиянием на внеклеточный вирус и возможным повреждением вирусной протеазы.

Применительно к лечению респираторных заболеваний различной этиологии декаметоксин давно зарекомендовал себя как эффективное средство в форме выпуска одноразовые контейнеры для небулайзерной терапии. Есть все основания для проведения тестовых исследований Декасана применительно к лечению пациентов с коронавирусной инфекцией.

Протефлазид

Еще одним среди отечественных препаратов, которые достойны того, чтобы  проверить их на эффективность в профилактике и лечении COVID-19, можно назвать Протефлазидпроизводства фармацевтической компании «Экофарм» — комбинированный препарат, содержащий траву вейника наземного и луговика  дернистого, который показал свою эффективность против вирусов гриппа и других возбудителей ОРВИ, герпеса, гепатитов, цитомегаловируса, папиломы и некоторых других вирусов.

Научные исследования показали, что основное действующее вещество  препарата — флавоноиды — ингибируют синтез ДНК и РНК вирусов в инфицированных клетках благодаря угнетению активности вирусоспецифических РНК- и ДНК-полимераз, тимидинкиназы и обратной транскриптазы. На молекулярном уровне отмечено ингибирование главной протеазы коронавируса 2019-nCoV, в результате чего тормозится сборка и производство вирусных частиц. То есть, лекарственный препарат Протефлазид обладает двумя необходимыми механизмами действия (ингибитор РНК-полимеразы и протеазы) для применения его в клинических условиях при лечении ОРВИ и коронавирусных инфекций.

Препарат является модулятором апоптоза, усиливая действие апоптоз-индуцирующих факторов, а именно, активируя каспазу-9, способствует более быстрой элиминации пораженных вирусом клеток и первичной профилактике возникновения хронических заболеваний на фоне латентных вирусных инфекций.

Учитывая множественные механизмы прямого действия на коронавирус активных компонентов указанного препарата, лекарственной устойчивости не возникает, и вирусная нагрузка снижается до контролируемых иммунной системой уровней. Разработчики лекарства напоминают, что его эффективность максимально достигается при раннем назначении или еще лучше — профилактическом применении.

Эффективность  препарата, содержащего траву вейника наземного и луговика дернистого, детально изучали в Институте эпидемиологии и инфекционных болезней им. Л.В. Громашевского с начала 1990-х годов. Его действие исследовали по 2 направлениям — методом компьютерного моделирования непосредственно с моделью коронавируса 2019-nCoV, а также тестированием действия на 2 культурах клеток, зараженных коронавирусом трансмиссионного гастроэнтерита свиней, родственным 2019-nCoV2, который сейчас вызвал пандемию.

Препарат продемонстрировал подавление репликации коронавируса в клеточной культуре на 5-6 логарифмов, или в миллион раз (для справки: высокоэффективным противовирусным препаратом считается такой, который может подавить репликацию вируса на 2 логарифма, то есть в 100 раз).

Аминокапроновая кислота

Широко используемое в неотложной медицине гемостатическое средство, ингибитор фибринолиза. Обладает также некоторой противоаллергической активностью и незначительно повышает антитоксическую функцию печени, уменьшает проницаемость капилляров. Также аминокапроновая кислота оказывает противовирусное действие и ингибирует протеолитическую активность, ассоциированную с вирусом гриппа. Она осуществляет тормозящее влияние на различные этапы взаимодействия вируса с чувствительными клетками, а также подавляет протеолитический процессинг гемагглютинина вируса гриппа.

Применение аминокапроновой кислоты разрешено ГП «Государственный экспертный центр МЗ Украины», №6780/212-8 от 29.10.2009 г., для профилактики и лечения гриппа и ОРВИ у взрослых и детей. МЗ Украины в период эпидемии пандемического гриппа A/California/04/2009(H1N1) рекомендовало применять данное лекарственное средство и рассылало Информационное письмо № 18 2009 «Застосування інгібітора протеолізу для профілактики і лікування грипу та ГРВІ».

Коронавирус SARS-CоV-2 (2019-nCoV) имеет сходные механизмы проникновения в клетку, репродукция вирусного потомства почти идентична таковому вируса гриппа. В составе нового коронавируса SARS-CоV-2 выявлена протеаза — Mpro. Эта протеаза вероятно вместе с клеточной протеазой участвует в процессе нарезания вирусного поверхностного рецептора, которым он прикрепляется к клетке и обеспечивает быстрое проникновение вирусного нуклеопротеида в клетки человека.

Mpro также после проникновения вирусного нуклепротеида в клетку играет ключевую роль в передаче вирусной информации (репликации и транскрипции) нового коронавируса.

Ингибирование процесса протеолитического нарезания с помощью PI не позволяет проникнуть вирусной информации в клетку и останавливает процесс заражения на ранних этапах инфицирования. Поэтому в настоящее время фармацевтические фирмы сосредоточили свое внимание в первую очередь на поиске лекарственных средств — PI среди различных известных препаратов, которые способны ингибировать эту протеазу и протеолитические процессы в совокупности. Аминокапроновая кислота обеспечивает профилактическое и лечебное действие в борьбе с вирусными инфекционными заболеваниями — грипп, группа вирусов ОРВИ, герпес и т.п. Коронавирусы также относятся к ОРВИ по механизму действия. Препарат может проявить противовирусное действие и эффективно ингибировать коронавирус SARS-CоV-2, который и следует углубленно изучить.

Плазменная терапия

Существует большая надежда на эффективность этой терапии, и исследования проводятся в различных странах мира. Плазменная терапия реконвалесцента включает процесс переливания здоровых антител от выздоровевшего пациента с COVID-19 к больному, тем самым пассивно укрепляя их иммунитет в борьбе с коронавирусом. До настоящего времени сообщалось об очень небольшом количестве побочных эффектов, но необходимы дополнительные исследования, прежде чем эту терапию введут повсеместно как стандарт лечения.

Что такое реконвалесцентная плазма и как она может помочь больным COVID-19?

В крови выздоравливающих от COVID-19 содержатся антитела, которые вырабатывают их организмы для борьбы с коронавирусом и помогающие им преодолеть болезнь. Антитела содержатся в жидкой части крови, плазме. Реконвалесцентная плазма — буквально плазма выздоровевших пациентов — уже используется более 100 лет для лечения целого ряда заболеваний, от кори и до полиомиелита, ветрянки и SARS.

В нынешней ситуации плазма с антителами, полученная от выздоровевшего пациента, переливается инфицированному коронавирусом человеку. Донорские антитела помогают больному бороться с болезнью, сокращая продолжительность заболевания и уменьшая его тяжесть.

Хотя реконвалесцентная плазма используется уже длительное время, однако не так много известно о том, насколько она эффективна в лечении коронавирусной болезни. Имеются отчеты об ее успешном применении в Китае, но эти исследования не являются рандомизированными и контролируемыми (что является золотым стандартом для подобных исследований). Экспертам все еще не известно, какой наиболее подходящий момент в течении заболевания является показанием для применения реконвалесцентной плазмы.

24 марта 2020 г. FDA выдало разрешение на использование реконвалесцентной плазмы для лечения пациентов с тяжелой или критической формой течения COVID-19. В США создан первый в мире крупный специализированный центр для забора крови переболевших COVID-19 пациентов, содержащей защитные антитела к SARS-CoV-2 в высоком титре.

Кто может быть донором плазмы для лечения COVID-19?

Для того чтобы стать донором плазмы, человек должен отвечать определенным критериям. Это позитивный результат теста на COVID-19, полное выздоровление, отсутствие симптомов заболевания в течение 14 дней после выздоровления, негативные результаты текущих тестов, достаточно большое количество антител в плазме крови.

Кроме того, у донора и реципиента должны совпадать группы крови. Донорская плазма обязательно проверяется на возможное наличие других инфекций, например, ВИЧ.

От каждого донора получают такое количество плазмы, которого хватает на лечение 1–3 больных. Сдача плазмы не должна ни ослаблять иммунную систему донора, ни подвергать его риску повторного заражения COVID-19. Интересно, что люди, переболевшие коронавирусом в легкой форме, не имеют антител в концентрации, достаточной для полноценной иммунной защиты. Из тех, кто болел, плазма может быть взята у половины выписывающихся, и только у четверти переболевших достаточно блокирующих антител для того, чтобы они могли стать донором.

Лечение диссеминированного внутрисосудистого свертывания (ДВС-синдрома)

Ряд клиницистов, получивших опыт лечения COVID-19, обращают внимание на частое развитие ДВС-синдрома, от которого, собственно говоря, и умирают пациенты. Пораженные вирусом легкие содержат микротромбы, которые и приводят к полиорганному поражению внутренних органов, кислородному голоданию и смерти.

В основе всех вторичных нарушений — универсальный ДВС-синдром. Гибнущие клетки, клетки иммунного ответа (макрофаги) выбрасывают в кровь огромное число веществ (цитокины, клеточный детрит), которые стимулируют свертывание крови. Начинается все локально, в месте гибели клеток, но быстро распространяется по всему сосудистому руслу, вызывая «цитокиновый шторм».

Массивное свертывание крови ведет к истощению факторов свертывания, тромбоцитов и к патологической несворачиваемости крови. Этот парадокс носит название тромбогеморрагического синдрома. То есть тромбозы и кровотечения идут рука об руку.

Лечение простое, дешевое, эффективное и хорошо известное. Гепарин — препарат, разжижающий кровь и препятствующий тромбообразованию. Его надо назначать всем с более или менее тяжелой клиническим течением инфекции. Это в ряде случаев позволит обойтись без аппаратов ИВЛ.

Препарат растворяет тромбы в кровеносной системе, капиллярах и в альвеолах легких, препятствует образованию фибриновых пленок. Медики рекомендуют его применять на ранних стадиях COVID–19.

Активаторы плазминогена и тромболитические препараты действуют быстро, «взрывают» тромб, но вместе с этим разрушают белки свертывающей системы крови, влияя на ее формулу. Применение активаторов плазминогена всегда сопровождается риском геморрагических осложнений вплоть до летального исхода, что уже отмечено в статистике США по заболеванию.

Далее, при тяжелом течении болезни, нужно назначать донорскую плазму (свежезамороженная плазма). Плазма замещает израсходованные в процессе свертывания факторы — как собственно свертывающие, так и факторы противосвертывающей системы, которые направлены на восстановление баланса свертывания. В норме их активности хватает, при ДВС-синдроме они быстро истощаются, заканчиваются, и процесс свертывания становится неуправляемым.

Наконец, при тяжелом течении болезни нужно делать плазмаферез — удалять собственную плазму больного с «плавающими» в ней различными веществами, вызывающими тот самый «шторм».

В отличие от гриппа H1N1 делать это можно не в первые часы развития поражения легких (при свином гриппе речь шла о часах от начала поражения легких до смерти), а в первые сутки начала респираторной поддержки (ИВЛ). При коронавирусной инфекции стремительного развития болезни не наблюдается, а значит, и методы интенсивной терапии не столь неотложны.

Лечение COVID-19 с использованием стволовых клеток

Ученые из Объединенных Арабских Эмиратов разработали метод лечения коронавируса с использованием стволовых клеток. Отмечается, что министерство экономики страны уже выдало патент исследователям из Центра стволовых клеток в Абу-Даби на разработку нового метода.

Патент выдан на лечение COVID-19 с использованием инновационного сбора стволовых клеток, который заключается в извлечении стволовых клеток из собственной крови пациента, и повторное их введение после активации in vitro путем респираторного дисперсного распыления полученной взвеси активированных живых стволовых клеток.

Предполагается, что таким образом клетки легких будут регенерироваться, а организм — вырабатывать иммунный ответ для предотвращения гиперреакции иммунной системы на вирус.

Методику испробовали уже на 73 пациентах в качестве дополнительного лечения, все они отметили отсутствие побочных эффектов.

Исследования метода и определение уровня его эффективности продолжаются. Завершить изучение планируется в течение нескольких недель.

Шведские ученые из Упсальского университета (Uppsala universitet) также разработали метод восстановления легких, пораженных COVID-19 с помощью технологии введения в кровеносную систему больного аллогенных стволовых клеток. Метод введения пациенту стволовых клеток, взятых из костного мозга доноров, не только спасет человеческие жизни, но и сохранит их дыхательную систему. Это позволит устранить излишнюю иммунную реакцию, вызывающую критическое состояние органов дыхания, из-за которого легкие не способны насыщать кровь кислородом.

Две группы китайских медиков опробовали лечение мезенхимальными стволовыми клетками на пациентах с коронавирусной инфекцией.

По сообщениям врачей, процедура помогла снизить уровень воспаления даже у пациентов в критическом состоянии. А вот, насколько стволовые клетки участвуют в восстановлении поврежденной ткани, пока не до конца ясно, хотя в сравнении с контрольной группой, не получающей стволовых клеток, структурные репаративные процессы происходили успешнее.

Исследователи предполагают создать наночастицы из белков и прикрепить к ним вирусные молекулы в повторяющемся ряду с расчетом на то, что иммунная система человека воспримет такое повторяющееся расположение как опасность.

12 марта исследователи из Нидерландов подали на рецензирование в издание «Nature» результаты исследования, которые показали, что антитело 47D11 к S-белку на поверхности вируса SARS нейтрализует и COVID-19 в культурах, не давая ему прикрепиться к клеткам и проникнуть в них. В теории оно может не только уберечь тех, кто еще не заразился, но и помочь больным избавиться от вируса.

В настоящий момент исследователи ищут фармацевтическую компанию,