Минздраву их не жалко: лекарство с тяжелыми побочными эффектами испытают на украинцах, больных Сovid-19

Одна из самых громких новостей Украины 3 апреля – объявленная министром здравоохранения Украины Максимом Степановым государственная закупка и рассылка во все области препарата Плаквенил®. Об этом сообщает MedOboz.

Плаквенил – торговая марка французской корпорации Sanofi, а производится лекарство ее филиалом в Испании. Действующее вещество в нем – гидроксихлорохин, производное хлорохина (препарата с доказанной эффективностью как от малярии, так и от аутоиммунных заболеваний соединительной ткани – волчанки и ревматоидного артрита).

Так стал понятен ряд действий власти в несколько предшествующих дней:

  • Хлорохин, гидроксихлорохин внесены в украинский протокол лечения Сovid-19
  • В Украину разрешено ввозить и прописывать медикаменты off-label, без регистрации (к самому Плаквенилу это не относится – он давно зарегистрирован, но подобную схему теперь можно повторять и с чем-то незарегистрированным).
  • Проведена мощная кампания черного пиара против украинских препаратов – с активным участием Ульяны Супрун и Дениса Бигуса – сразу после того как украинские эпидемиологи и вирусологи объявили о положительных результатах исследования отечественного действующего вещества на коронавирус.

Что касается государственной регистрации Плаквенила в Украине, она существовала многие годы, однако по страному стечению обстоятельств, совсем недавно была проведена заново – приказом МОЗ №2352 от 28.11.2019, то есть при Зоряне Скалецкой.

Возможно, это связано с тем, что до этого плаквенил, как и десятки иных торговых марок Sanofi, попали в крупное расследование Антимонопольного Комитета Украины 2017 года. Тогда АМКУ заключил, что украинское представительство французской корпорации «Санофи-Авентис Украина» в сговоре с двумя крупными украинскими фармпоставщиками систематически (с 2009 года) ограничивали возможности продаж и закупок конкурентных препаратов с теми же действующими веществами (генериков), а также завышали цены при госзакупках этих препаратов. За это «Санофи-Авентис Украина» и была оштрафована почти на 70 миллионов гривен.

В контексте происходящего, довольно примечательно, что «Санофи-Авентис Украина» еще в 2010-х годах было свойственно очень активное продвижение своего товара и вытеснение конкурентов путем подспудных договоренностей.

В протоколы лечения в Украине малярии, волчанки и ревматоидного артрита, в пособия и даже на многие интернет-страницы об этих болезнях, Плаквенил попасть так и не успел. Точнее говоря, в протоколе лечения малярии он давным-давно упомянут в справочной фразе про далекие края: «в регионах распространения малярии применяют хлорохин – плаквенил». Из этого видно, что украинские эпидемиологи, вирусологи, иммунологи препарат не тестировали.

Между тем, за последние две недели на Западе только ленивое издание не высказало сомнений в уместности хлорохина при лечении Сovid-19. С тех пор, как 19-21 марта президент США Дональд Трамп в двух интервью и твиттере с похвалой высказался о гидроксихлорохине (прочитав 19 февраля новость, что китайские врачи дали нескольким больным хлорохин и получили положительный эффект), об этом веществе пишут все: от Bloomberg и официального заявления Европейской комиссии до блогеров.

И это неудивительно: гидроксихлорохином за 20 лет уже пытались лечить атипичную вирусную пневмонию 2004 года (пруф), птичий грипп AH5N1 2008 года (пруф), свиной грипп AH1N1 2009 года (пруф) и лихорадку Эбола 2015 года (пруф). Всякий раз препарат оказывался эффективным в пробирке – но слабо действовал против возбудителей в человеческом организме. Итак, на Западе попытка производителей продвинуть это вещество возникает далеко не первый раз – и воспринимается уже довольно кисло.

Пишут же западные, а сегодня и отечественные СМИ, если кратко, следующее: эффективность гидроксихлорохина против коронавируса пока научно не доказана. А вот побочные эффекты у препарата массовые и серьезные. Все-таки это по определению иммунносупрессор – вещество, угнетающее иммунитет; а также вещество-киллер одноклеточных паразитов: оно тормозит синтез нуклеиновых кислот в клетках. В сочетании с тяжелым поражением организма от вируса торможение синтеза и угнетение иммунитета иногда чревато для больного катастрофическими последствиями.

В частности, 23 марта в штате Аризона скончался пациент и попала в реанимацию его жена по причине самостоятельного приема хлорохина при Сovid-19. По иронии судьбы, после этого отказались от экспериментов с хлорохином те самые китайские инфекционисты, с публикации наблюдений которых (ненаучных экспериментальных отчетов) началась нынешняя шумиха.

Еще две смерти от препарата регистрировались в Нигерии, на которую приходится основная масса мировых его продаж – там им лечат малярию. О проблемах со зрением и состоянием кожи у некоторых принимавших хлорохин можно уже и не упоминать.

Напоследок хочется задать логичный вопрос: а почему, собственно, вот уже 20 лет во время эпидемий так упрямо пытаются одолеть респираторные вирусы – лекарством от паразитических одноклеточных (малярийных плазмодиев) и от аутоиммуных клеток-киллеров, взявшихся атаковать собственный организм?

Почему Sanofi не стимулирует массово испытывать свой препарат на французах? И, в конце-концов, главный вопрос – почему минздрав Украины, вопреки заявлению Еврокомисии о недоказанности и небезопасности препарата, вопреки печальному американскому опыту, даже вопреки тому, что от его испытаний отказались даже китайские экспериментаторы, вдруг объявляет о массовой закупке Плаквенила для применения на больных Сovid-19?

Превращая таким образом Украину в большой испытательный полигон?

 

Читайте также: Мог бы сохранять человеческие жизни, – Академия меднаук ответила на кампанию дискредитации украинского противовирусного препарата