Лезет в душу и сводит с ума: как COVID-19 влияет на психику

Тревожность, депрессия, нарушения памяти и мышления во время вирусных болезней, сопровождающихся высокой температурой – явление привычное. Но в случае коронавируса можно говорить об особенных нейробиологических и психофизиологических проявлениях, иногда длящихся намного дольше респираторного заболевания и входящих в понятие Long Covid или «постковидный синдром».

Влияет ли коронавирус на мозг?

О том, что SARS-CoV-2 гораздо сильнее других ОРВИ косвенно влияет на мозг, говорят с первых дней пандемии. Быстрое повреждение альвеол легких, пневмония, респираторный дистресс-синдром приводят к снижению уровня кислорода в крови, что в свою очередь может привести к гипоксии мозга. Из-за этого иногда возникают нарушения сознания и мышления, а при наиболее неблагоприятном сценарии – судороги и кома.

Однако очевидно, что коронавирус влияет на психику не только создавая дефицит кислорода в крови и в головном мозге – тяжелый ОРДС и очевидная гипоксия мозга возникают не так часто, как психофизиологические симптомы. Так, оксфордские исследователи, проанализировав медицинские карты свыше 100 тысяч больных, выяснили, что обострившиеся психические нарушения диагностировались у 20% пациентов, у которых обнаружили СOVID-19, причем примерно 5% из них – впервые.

Попробуем разобраться в причинах такого действия коронавируса.

Пандемия и психофизиология

Влияние любого серьезного заболевания на психику идет четырьмя путями:

  • Общее соматическое влияние – боль, слабость, температура, цитокиновый шторм, окислительный стресс в клетках и другие физические проявления болезни создают реальные трудности, смещающие психическое равновесие.
  • Чисто психологическое самовлияние – человек тревожится и огорчается, «накручивает» себя из-за неудобств болезни, нарушения уклада жизни и планов, возможных последствий, информационного «шума», внушаемости – и усиливает стресс физиологического происхождения стрессом сознательной и подсознательной природы.
  • Косвенное нейробиологическое влияние – заболевание любой системы организма рано или поздно может проявиться в центральной нервной системе; иногда и заметно коснуться непосредственно головного мозга (например, из-за упомянутой гипоксии). Строго говоря, на ЦНС так или иначе влияет каждое заболевание, но речь идет о ярких, заметных патологиях. А это, в свою очередь, иногда имеет и психические последствия.
  • Прямое влияние на ЦНС нейротропных вирусов – нейротропными называют вирусы, прямо внедряющиеся в оболочку нервных волокон (нейроинвазивные вирусы) или вызывающие заболевания ЦНС (нейровирулентные агенты; они могут быть как высоко нейроинвазивными, так и низко нейроинвазивными). Нейровирулентность проявляют герспесвирусы, вирус бешенства, ВИЧ; некоторую нейроинвазивность – грипп, корь, свинка, полиомиелит и другие распространенные вирусы. Это тоже может (хоть и необязательно) отразиться на психике.

Первые два пути, разумеется, встречаются намного чаще, чем третий и четвертый – и, к сожалению, хорошо знакомы каждому. Если говорить о психологической «самонакрутке», то кто не унывал, сильно простудившись?

Читайте также: Бессимптомная беда: «легкая» коронавирусная болезнь у детей оказалась коварной

Однако пандемия COVID-19, точнее, информационные и административные кампании вокруг нее, резко и остро изменили психологический фон практически всего человечества. Многие переболевшие, и многие люди, кого коронавирусная инфекция не затронула, оказались во власти еще одной пандемии – психологической. Пандемии мультистресса.

Панические атаки, депрессии, тревожность участились почти во всех странах мира. Весной-осенью 2020 года в большинстве случаев речь шла о людях, еще не болевших COVID-19. Отметим, что это только данные об обратившихся с такими проблемами к специалистам – в реальности же «ковид-мультистресс» затронул почти все население планеты.

И вот на эту – уже очень серьезную – патологию коллективного сознания и подсознания, которая для многих людей предшествует инфицированию коронавирусом, при заболевании накладывается еще и его органическая нейровирулентность. Притом весьма высокой степени – намного большей, чем у гриппа и других респираторных вирусов.

Конечно, нельзя ставить знак равенства между органическим действием вируса на ЦНС – и психическими нарушениями. Такой нейровирулентностью, которую наблюдают при инфицировании вирусом бешенства, коронавирус точно не обладает.

Однако есть вероятность, что его высокая нейротропность имеет отношение к появлению особо большого числа неврозов, посттравматических стрессовых расстройств, когнитивного дефицита отмечающихся у 15%-20% инфицированных, иногда длящихся несколько месяцев после элиминации (удаления из организма) вируса и входящих в обобщающее понятие Long COVID.

Бывает COVID только с неврологическими симптомами, без респираторных

Один из самых первых отчетов о наблюдениях за больными COVID-19, которые велись китайскими медиками в Ухане в январе-феврале прошлого 2020 года, уже свидетельствовал о поражении новым коронавирусом нервной системы.

Так, у 36% пациентов, включенных в пилотное исследование (заметим, что у большинства из них болезнь проходила не тяжело) имелись различные неврологические проявления – в частности, вызванные нарушением кровоообращения мозга (острое цереброваскулярное заболевание) и нарушения сознания.

Читайте также: Twindemic: мир готовится к двойной пандемии – гриппа и коронавирусной инфекции

Любопытно, что в большинстве случаев неврологические проявления китайские специалисты фиксировали уже на ранних стадиях заболевания – 1-2 дня от первых симптомов.

Еще любопытнее, что некоторые пациенты без типичных симптомов СOVID-19 поступали в больницу только с неврологическими болезненными проявлениями – и обнаружение у них коронавируса поначалу составляло предмет удивления и пациентов, и врачей, что было специально отмечено в отчете.

Ретроградный Меркурий нейрональный транспорт: как коронавирус проникает в нервную систему

«Результаты аутопсии пациентов с COVID-19 показали, что ткань головного мозга была гиперемирована и отечна, а некоторые нейроны дегенерировали», – было зафиксировано в том же первом пилотном отчете.

Прямой механизм нейровирулентности коронавируса китайские специалисты тоже описали сразу. Оказалось, что белок ACE2, который используется коронавирусом SARS-CoV-2 для «входа» в клетки, в особо больших количествах присутствует не только в клетках слизистой дыхательных путей, но и в клетках нервной системы.

Попадает же вирус в ЦНС двумя путями, которым был посвящен ряд исследований лета-осени 2020 года.

В меньшей степени коронавирус пользуется гемато-энцефалическим барьером (циркулируя в крови, вирус из нее и перемещается в различные области головного мозга). Судя по наблюдениям, на этом пути вирус мало повреждает клетки мозга, но иногда может нарушать его кровоснабжение, атакуя внутренние стенки кровеносных сосудов.

Гораздо чаще вирус «уходит» из-под удара антител (не действующих в нервных клетках) так называемым ретроградным нейрональным путем: через обонятельную луковицу.

То есть закрепляясь в клетках слизистой носа, коронавирус SARS-CoV-2 у многих зараженных им активно проникает в миелиновую оболочку залегающих в тканях слизистой нервных волокон – обонятельных нитей (первые нейроны обонятельного пути).

По ним вирус «ретроградно» (от периферии к телу нейрона) перемещается под черепную коробку: ко вторым нейронам обонятельного пути, образующим обонятельную луковицу.

Читайте также: Суперраспространители коронавируса: кто они и чем опасны?

Там иммунная система пытается «догнать» коронавирус единственным доступным для нее в ЦНС путем – воспалением миелиновой оболочки нервных волокон (небольшое аутоммунное поражение – иммунитет «убивает» миелиновую оболочку нейронов обонятельной луковицы, «зная», что коронавирус при этом погибнет тоже, а клетки оболочки затем вскоре регенерируются).

Возникает временная демиелинизация, при которой нарушается прохождение импульсов по волокнам обонятельного пути, у пациента нарушается обоняние.

Затем немедленно происходит ремиелинизация, обонятельный путь восстанавливается уже без вируса в клетках его оболочки

Однако в редких тяжелых случаях потеря значительной части миелина вызывает аутоимунную дегенерацию (гибель) аксонов и тел нейронов; что иногда бывает необратимо.

К слову, немецкие исследователи, произведя вскрытие 43 погибших от коронавирусной инфекции, обнаружили повреждения практически в каждом мозге, вызванные гиперактивированными воспалительными и другими иммунными клетками.

Обоняние обонянием, но причем тут психика?

Обонятельная луковица – это не только об ароматах. Этот сегмент нервной системы очень активно участвует в циркуляции в головном мозге дофамина и в стимуляции его выработки. А дофамин «работает» во многих областях мозга и важен для мотивации к действиям, получения удовольствия, хорошего настроения, концентрации внимания.

При СOVID-19 в ходе демиелинизации нейронов обонятельного пути в мозге иногда резко понижается уровень дофамина. Дефицит дофамина иногда проявляется депрессиями, стрессами, аффектами.

Кроме того, обонятельная луковица непосредственно связана с такими отделами головного мозга, как гиппокамп, миндалевидное тело и орбитофронтальная кора (как импульсами, так и биохимически – помимо дофамина, это циркуляция серотонина и ацетилхолина). Эти отделы тоже ответственны за когнитивные функции и демиелиназация обонятельного мозга нарушает баланс и в них.

Читайте также: Прямое влияние на вирусы – залог успешного лечения ОРВИ и гриппа

И наконец, в редких случаях с воспаления оболочек нервных волокон начинается воспаление мягкой и паутинной оболочек головного мозга – лептоменингит. А о влиянии менингита на сознание специально говорить не приходится.

Итак, исследования показывают, что способность вируса SARS-CoV-2 внедряться из слизистой носа в клетки нервной системы и иммунный воспалительный ответ на это вторжение способны привести к нейробиологическим, а затем и психофизиологическим нарушениям – даже у тех заболевших, чья психика устояла перед мультистрессом, вызванным «пандемическим» информационным потоком, карантинными действиями властей, проблемами с работой, учебой детей, пребыванием дома.