Можно ли повторно заразиться Сovid-19: новые штаммы, болезнь после вакцины и клеточный иммунитет

Сроки действия приобретенного иммунитета от коронавирусной инфекции – и естественного, после болезни, и прививочного – волнуют сейчас едва ли не каждого. Однако говоря об антителах, многие забывают, что не антителами едиными сильна наша иммунная система

 Можно ли заразиться повторно одним и тем же штаммом коронавируса?

Утверждений о повторных заражениях тысячи. Однако для научного подтверждения того, что произошло два заражения одним штаммом, нужно подтвердить две вещи:

  • Что это один штамм, а не два разных.
  • Что это второе заражение, а не персистентность вируса в организме после первого заражения (персистентность вируса – свойство сохраняться в организме в латентном виде с возможными рецидивами).

Отсутствие персистентности проверяется отрицательным ПЦР-тестом после первого острого заболевания и, в качестве контрольного выстрела, положительным тестом на антитела (высокий титр антител делает малореальным сохранение вируса в организме).

Сразу скажем, что при отсутствии иммунодефицита (например, ВИЧ-носительства) персистентность вируса SARS-СoV-2 еще ни разу не зафиксирована для любого из его штаммов.

А вот доказать, что повторное заражение осуществлено тем же штаммом, что и первое, может только полное секвенирование геномов (расшифровка генных последовательностей) вирусов при обоих заражениях. На данный момент таких доказанных случаев только пять.

Читайте также: Почему невозможно спрогнозировать вирусные пандемии

Но, во-первых, это случаи, зарегистрированные на трех разных континентах, что указывает на распространенность явления. А во-вторых, гораздо важнее не численность, а сам факт того, что реинфекция, хоть и не слишком вероятна, но возможна.

С другой стороны, очевидно, что повторные случаи СOVID-19 крайне редки – по сравнению с грандиозным числом заболевших: более 125 миллионов за последний год. Почему так? Неужели антитела после этой болезни так сильны и стойки?

Антитела пошли на убыль. Значит, заболею опять?

Нет, антитела к коронавирусу SARS-СoV-2 долго «не живут». Еще весной 2020 года было зафиксировано, что титр антител к коронавирусу SARS-СoV-2 рано или поздно падает до нуля. Иммуноглобулины перестают обнаруживаться иммуноферментным анализом – чаще всего в течение 3–6 месяцев. И чем легче протекает болезнь, тем быстрее это происходит.

В декабре 2020 года появились наблюдения, что это касается не только естественного инфицирования, но и вакцинирования.

Читайте также: Снижение весеннего иммунитета и риск заболеть COVID-19

Инфекционистов это не удивляет: так же ведут себя антитела и к прочим «простудным» коронавирусам, нередко инфицирующим пациентов дважды за один эпидсезон.

Значит ли уменьшение числа антител, что контакт с вирусом однозначно снова вызовет многодневное заболевание?

Конечно, нет – тогда бы при нынешнем гигантском числе вирусоносителей заболевал бы «по кругу» через несколько месяцев каждый переболевший.

Этого не происходит потому, что помимо антител (представляющих так называемый гуморальный иммунный ответ), есть еще клеточный иммунный ответ. О нем нужно рассказать подробнее – поскольку это объяснит многие вопросы, связанные с повторным заражением, а заодно и со сроками действия вакцин.

Как устроен клеточный иммунитет

«Боевые единицы» клеточного иммунитета – клетки T-киллеры (приобретенный иммунитет к данному вирусу) и «натуральные киллеры» (NK-клетки, врожденный иммунитет к любому вирусу). И те, и другие находят клетки организма, в которые внедряется вирус – и убивают эти клетки вместе с вирусом, не давая ему размножаться.

К клеточному иммунитету относятся и клетки-фагоциты, способные поглощать сами вирусы.

Все эти формы особо важны именно для постинфекционного и вакцинного иммунитета – поскольку клеточный иммунный ответ на многие респираторные вирусы более стойкий, чем гуморальный.

Однако клеточный иммунитет работает уже внутри организма (даже если речь идет о фагоцитах кожи и слизистых – им для запуска часто нужны те же антитела). В отличие от иммуноглобулинов А (первая линия защиты, присутствуют на слизистых и в секретах организма, и составляют 15% антител в кровотоке) и иммуноглобулинов G (главная защита: антитела, составляющие 75% антител в кровотоке) клеточный иммунитет не слишком хорошо служит «внешней оборонительной стеной» или «погранвойсками» – первым шагам вируса в организме он не препятствует. Но уже вторым шагам инфекционного агента он совершиться не дает.

Читайте также: Вакцинопрофилактика против COVID-19 в Украине: ожидания и реалии

То есть при отсутствии к данному вирусу защитных IgA и IgG инфицирование (но не серьезное заболевание) может все-таки произойти. Вирус успевает внедриться в клетки, например, слизистых дыхательных путей – и начать там воспроизводиться, что фиксируется тестами.

Но в это же время уже «выходят на тропу войны» T-киллеры и NK-клетки, «расстреливающие» клетки с внедренным вирусом. Свободные вирионы «поедаются» клетками-фагоцитами. Благодаря Т-клеткам памяти и B-клеткам памяти (они сохраняются после СOVID-19 не менее полугода) восстанавливается и производство антител к вирусу.

Так организм при помощи клеточного иммунитета легко справляется с многими реинфекциями – даже при убыли первичных антител. И, повторное заражение с высокой вероятностью может пройти бессимптомно или же человек не успеет обратить серьезное внимание на недолгое недомогание.

Итак, формально повторное заражение может состояться – а вот значимой вирусной нагрузки на организм не будет, повторного заболевания фактически не произойдет.

Сколько живут антитела к СOVID-19?

Исследование показало, что через два месяца после перенесенного СOVID-19 у 40% пациентов, перенесших болезнь без симптомов, и у 12,9% пациентов, имевших симптомы, антитела IgG не обнаруживались.

Отсюда следуют два вывода и одно предположение:

Вывод 1. У бессимптомно перенесших коронавирусную инфекцию титр антител намного ниже. Значит формально повторное заражение спустя небольшой промежуток времени после первого довольно вероятно. Но еще вероятнее, что клеточный иммунитет, а затем и подключающийся гуморальный иммунный ответ (новые произведенные антитела и система комплемента, особых белков в крови) за несколько часов «вынесет» этот вирусный «сор из избы» – и серьезного, заметного для человека заболевания не последует. Единственный недостаток: ПЦР-тест за это время теоретически может успеть показать повторное заболевание – и если человек тестировался для пересечения границы или выхода на работу, и то, и другое придется отложить.

Вывод 2. У каждого восьмого из относительно тяжело болевших нейтрализующие антитела к коронавирусу за 2 месяца тоже перестают производиться. Но и у них после этого срока, скорее всего, встреча с вирусом произойдет, как описано в предыдущем абзаце. И у остальных семи из восьми все будет так же, только на несколько месяцев позже.

Предположение: Некоторые «бессимптомно болевшие», чья болезнь обнаружилась впоследствии тестом на антитела (а не ПЦР-тестом во время бессимптомной болезни) на самом деле имеют ложноположительный результат этого теста. Ведь его неправильный результат высоко вероятен – иногда ошибочно таким тестом узнаются антитела к другим вирусам; а иногда – антитела к собственным компонентам организма при аутоиммунных заболеваниях (так, при ревматоидном артрите, волчанке, атеросклерозе ложное срабатывание теста на антитела к SARS-CoV-2 происходит почти всегда). Попросту говоря, никаких антител к SARS-СoV-2 у некоторых людей еще не было – хотя тест показал, что были. В этом случае «повторное» – в реальности первое – заражение, конечно, возможно в любой момент.

Новые мутации SARS-СoV-2: заболеем снова?

Британский, нигерийский, южноафриканский и другие новые штаммы коронавируса содержат «мутации ухода» из-под действия основных антител к первому его штамму.

Точнее говоря, преимущественно те мутации в организмах больных и закрепляются, и затем начинают передаваться другим людям, которые выжили под обстрелом антител (в них случайно заменились мишени, по которым антитела распознают именно данный вирус).

Читайте также: Ученые США подтвердили противовирусную активность действующего вещества протефлазид

Значит ли это, что каждая встреча с новым штаммом человека, переболевшего первым штаммом или вакцинированного от первого штамма, приведет к болезни?

Нет. Нынешние «поверхностные» мутации не создали совершенно новый тип коронавируса: в основе своей он тот же. Это антитела его могут не узнавать – они реагируют только на «внешность» вируса, на его поверхностные белки; а вот в клеточный иммунитет входят антигенпрезентирующие клетки, которые разрезают вирус на части и предъявляют его T-клеточным рецепторам разными фрагментами, в том числе, немутировавшими.

Как только эта работа проведена, приобретенный клеточный иммунитет узнает старого знакомца и «мощной артиллерией» атакует, мутация его уже не обманывает. А тем временем врожденный клеточный иммунитет потихоньку пытается атаковать всякий вирус или зараженные им клетки и без распознавания.

Читайте также: Суперраспространители коронавируса: кто они и чем опасны?

Потому, опять-таки, хоть антитела и не сработают «на входе» в организм, но сразу активируется местный и глобальный клеточный иммунный ответ.

И у многих здоровых людей, не пребывающих в состоянии стресса, инфицирование мутировавшим штаммом будет быстро купировано. Возможно, не так быстро, как при встрече с немутировавшим штаммом – но тоже оперативно.

Однако тяжелые хронические болезни, алкоголизм, стрессы, а также такое иммунодепрессивное состояние, как беременность теоретически способны изменить вышеприведенный оптимистический прогноз на противоположный (верно ли это предположение, клинически пока не исследовалось).

Сколько держится иммунитет после вакцины?

Времени после разработки вакцин SARS-СoV-2 прошло немного, научные исследования срока действия вакцины только начаты.

Но в теории иммунитет от хорошо сделанной вакцины держится дольше. Как сообщила молекулярный биолог Ирина Якутенко, у SARS-СoV-2 есть не меньше девяти поверхностных генов, которые производят трюк, надевают своеобразную «маску» на вирус: мешают защитным системам клетки распознать вирус, внедряющийся в нее, и «вызвать на себя огонь» клеток-киллеров и других частей иммунной системы.

Вакцина же, по мнению специалиста, «предъявляет организму фрагменты вирусных белков, позволяя как следует опознать их и запустить полноценный иммунный ответ, не смазанный вирусными трюками».

Читайте также Прямое влияние на вирусы – залог успешного лечения ОРВИ и гриппа

Почему же недавно после прививки все-таки заболел главный санврач Украины Виктор Ляшко и еще несколько вакцинированных людей?

Для ответа на этот вопрос необходимо расшифровать геномы вирусов, инфицировавших таких заболевших – чтобы понять: заболели они тем же штаммом или мутированным. Также необходимо изучить состояние организма самих заболевших. И наконец, нужно выяснить, что подразумевается под «заболели» – получили положительный ПЦР-тест без симптомов или имеют серьезную симптоматику, и как быстро после положительного был получен отрицательный ПЦР-тест.

Если человек был относительно здоров и инфицировался вскоре после вакцинации тем же штаммом, притом с симптомами долговременного серьезного заболевания – следует признать, что примененная вакцина пока не очень удачна (либо не создает специфический иммунитет, либо сама и запускает болезнь).

Читайте также: Украинские эпидемиологи сообщили о новых доказательствах эффективности Протефлазида

Если же возбудителем выступил новый штамм – это тоже значит, что вакцину стоит дорабатывать. Притом не столько внедрением особых фрагментов нового штамма, сколько на базовом уровне – ведь, как уже сказано, мутации SARS-CoV-2 пока не настолько радикальны, чтобы T-клеточные рецепторы (распознающая часть специфического клеточного иммунитета) не увидели ни в одном фрагменте нового штамма вообще ничего знакомого и начали «затачивать» адаптивный иммунитет к вирусу с нуля.

Наконец, если окажется, что важную роль в заражении вскоре после вакцины сыграли те или иные заболевания, состояния пациентов – необходимо провести клинические исследования убедительного количества вакцинированных людей с такими заболеваниями/состояниями, чтобы, возможно, определить противопоказания, сводящие на нет успешность каждой из вакцин.

Все эти исследования – дело ближайших месяцев (но все же не дней, и даже не недель). Ученые работают, будем ждать результатов.

 Виктория Талько,  эксперт по вопросам иммунологии, вирусологии, радиобиологии

Олег Кочевых, журналист